Размер шрифта: A AA Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х

684400, Камчатский край, п. Ключи, ул. Кирова, д. 118
тел./факс: +7 (41534) 22-2-80, e-mail: admkluchi@yandex.ru

Форма входа




Праздники России


Главная » 2017 » Август » 1 » ВКЛАД ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОНТРРАЗВЕДКИ «СМЕРШ» В ПОБЕДУ НА ОРЛОВСКО-КУРСКОЙ ДУГЕ
17:58
ВКЛАД ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОНТРРАЗВЕДКИ «СМЕРШ» В ПОБЕДУ НА ОРЛОВСКО-КУРСКОЙ ДУГЕ

Одним из самых трудных и героических периодов в истории нашего народа явилась Вторая мировая война и её составная часть Великая Отечественная. Это была величайшая трагедия XX века. Советский Союз стал главной силой, преградившей путь германскому фашизму к мировому господству. К сожалению, в последнее время на Западе и в нашей стране нет недостатка в тех, кто готов в угоду собственным амбициям или во исполнение социального заказа послушно переписать историю, чтобы исказить одну из самых героических страниц нашего прошлого. Одним из главных направлений лживого изложения событий Великой Отечественной войны является умаление роли СССР и его Вооружённых Сил в разгроме гитлеровской Германии и её сателлитов, в освобождении Европы от фашистского ига. Этой цели служит принижение места и значения в ходе военных действий грандиозных сражений, которые разворачивались на советско-германском фронте и, в конечном итоге, предрешили исход войны. К числу таких сражений, безусловно, относится Курская битва, которая, по мнению подавляющего большинства историков, завершила коренной перелом в ходе Великой Отечественной и Второй мировой войны. Она явилась апофеозом немецко-фашистской наступательной стратегии на Восточном фронте. После её завершения уже советское командование определяло сроки и места военных сражений.

В настоящее время для исследователей-историков открываются новые возможности в изучении истории Курской битвы. Однако авторы большинства публикаций, описывающих события лета 1943 г., мало касались деятельности органов советской разведки и контрразведки. А между тем, эта тематика заслуживает пристального внимания. Это связано, прежде всего, с открытием ряда засекреченных ранее архивных фондов Министерства обороны РФ, некоторых фондов Центрального архива ФСБ РФ, а также с постепенным введением в научный оборот трофейных архивных документов.

Главное управление контрразведки СМЕРШ Народного Комиссариата Обороны СССР было создано в апреле 1943 г. на базе особых отделов, которые до этого входили в структуру НКВД. Начальником ГУКР был назначен B.C. Абакумов. Он напрямую подчинялся И.В. Сталину, который в годы войны занимал пост Наркома Обороны. Задачи вновь образованного органа были достаточно широки. Они обязывались не только выявлять вражеских агентов и диверсантов, но и заниматься разведывательной деятельностью, организовывать диверсии на вражеских объектах, подбрасывать «дезу» через радиоигры. Как показали дальнейшие события, данная реорганизация оказалась как нельзя более своевременной.

Летний план наступления 1943 г. на Восточном фронте разрабатывался немецко-фашистским командованием в строжайшей тайне. Его особенностью было насыщение вермахта новыми видами военной техники. Появились новые танки «тигры» и «пантеры», самоходные артиллерийские установки «фердинанд», истребители «Фокке-Вольф FW-190» и др. Передислокация войск противника осуществлялась в глубочайшем секрете. Поэтому вклад разведки и контрразведки в победу на Курской дуге заключается уже только в том, что весной 1943 г. советскому командованию были известны общие замыслы гитлеровского командования, а к концу мая 1943 г. план «Цитадель» в подробностях был доведён до сведения Государственного Комитета Обороны. Эта информация носила стратегический характер. Органы контрразведки СМЕРШ активно добывали сведения тактического характера. Так, от захваченных в плен «языков» были установлены тактико-технические характеристики самоходного орудия «фердинанд» и определены места сосредоточения танковых группировок, а, следовательно, направления их ударов.

С другой стороны, с середины мая 1943 г. началась активная радиоигра, основная цель которой - дезинформация противника, выявление и обезвреживание агентов-диверсантов, складов с взрывчаткой и оружием и т.д. Основным назначением радиоигры в мае-июне 1943 г. являлась дезориентация противника о сроках и направлениях готовящегося контрнаступления Красной Армии. С этой целью в шифровках указывались фальшивые пункты сосредоточения войск, маршруты движения эшелонов, места сооружения оборонительных укреплений.

Необходимо отметить, что советское высшее командование, учитывая уроки 1942 г., стало больше доверять аналитической разведывательной информации. Тогда немецкому командованию удалось ввести его в заблуждение о нанесении главного удара на Москву, хотя советская разведка доносила о планах вермахта по захвату Кавказа и кавказской нефти. Летом 1943 г. подобная уловка не удалась.

Противник со своей стороны также активно вёл разведку, поэтому требовалось оберегать собственные секреты. Подобная задача полностью возлагалась на Главное управление контрразведки СМЕРШ НКО СССР. В Генеральном штабе, штабах армий и фронтов «смершевцы» осуществляли жесткий и своевременный контроль по разработке и хранению тактической и стратегической информации, контролировали скрытность передвижения и сосредоточения войск и определяли круг лиц, могущих получать ту или другую информацию. Они прогнозировали возможные каналы её утечки, которая происходила, чаще всего, по причине элементарного разгильдяйства и недисциплинированности.

Например, в сообщении сотрудников СМЕРША высшему руководству страны указывались причины расконспирации наступательных операций на участке Брянского фронта. Здесь начальник артиллерии 61-й армии генерал- майор Егоров, несмотря на строжайший запрет, 27 мая раздал наступательные планы нижестоящим командирам, приказал занять огневые позиции и провести пристрелку на местности. Тем более, сосредоточение войск в районе намеченных боевых действий проходило без должной маскировки. Колонны солдат и транспорта продвигались в район дислокации в дневное время суток, а укрепления и инженерные сооружения не маскировались соответствующим образом. Немецкому командованию не составило труда просчитать возможные действия Красной Армии. За подобные действия к виновным лицам применялись суровые меры военного времени.

Но настоящую «головную боль» органам «Смерша» доставляли предатели и изменники Родины. На Центральном фронте за июль 1943 г. было задержано 4 501 человек и вновь направлено в боевые части 3 303 человека. В аналитических справках СМЕРША в разгар Курской битвы отмечалось резкое увеличение членовредительства. Если в июне подобных лиц было выявлено 32, то в июле - 118. Но одновременно сокращалось количество дезертиров с поля боя. Если в июне из частей дезертировало 239 человек, то в июле - около 200 человек.

По данным УКР Центрального фронта за период июль-август 1943 г. аресту подверглись 30 бежавших с поля боя, было разоблачено 118 членовредителей и 146 дезертиров. В целом в июле 1943 г. в полосе войск Центрального фронта органы СМЕРШ арестовали 517 чел., в т. ч. 38 немецких агентов, диверсантов и террористов. Из них 384 чел. подверглись суду военного трибунала, 65 из них приговорили к высшей мере наказания. В результате проведённых мероприятий случаи сдачи в плен, дезертирства, членовредительства на этом участке советско-германского фронта значительно сократились.

При этом огульного зачисления арестованных лиц во «враги народа» не было. Командиры могли понижаться в звании. Материалы передавались военному прокурору для дальнейшего тщательного расследования и возможного привлечения виновных к уголовной ответственности. Лица, числившиеся ранее на оперативном учёте как «изменники Родины» или «антисоветские элементы», характеризовались положительно, если проявляли героизм, мужество и стойкость в борьбе с фашистами. Их представляли к боевым наградам, в том числе даже к званию Героя Советского Союза. Так, в докладе УКР Центрального фронта говорилось: «Сержант воздушно-десантной дивизии Рожков, 1910 г.р., уроженец Орджоникидзевского края, б/и, ранее судимый, за период боев показал себя исключительно стойким в борьбе с фашистами... Спас жизнь заместителю командира батальона по политчасти Винокурову; в рукопашной схватке убил 7 немцев, из автомата расстрелял еще 30 солдат противника... Спас также жизнь экипажу, находившемуся в горящем танке на поле боя. Представлен к званию Героя Советского Союза». Ещё четверых красноармейцев сняли с оперативного учёта, а командованием фронта они были представлены к награждению орденами Ленина и Отечественной войны 2-й степени. Таким образом, устойчивые стереотипы в сознании сотрудников СМЕРША отсутствовали, и на тех, кто действительно отличился на фронте, вечное клеймо «врагов народа» не навешивали.

Достаточно широко использовал «Смерш» новую форму борьбы с противником, получившую кодовое название «Инсценировка «Измена Родине». Готовились небольшие группы военнослужащих, якобы желавших перейти на сторону противника. Нередко в их состав включались военнослужащие из штрафных рот и батальонов. За участие в подобных операциях снимали судимость и возвращали в строй. Главными критериями отбора служили личные качества - смелость, решительность, физическая выносливость. Смысл операции заключался в том, что имитируя коллективный переход на сторону немцев, бойцы усыпляли их бдительность. Подходили вплотную к окопам и забрасывали их гранатами, нередко вступали и в рукопашные схватки. Затем под прикрытием артиллерийского и пулемётного огня возвращались в на исходные рубежи. Инсценировки «Измена Родине» в начале июля 1943 г. были с успехом проведены на участках обороны 156-й, 415-й стрелковых дивизий 61-й армии и 5-й стрелковой дивизии 63-й армии Центрального фронта.

Операции оказались настолько эффективными, что немцы, помимо того, что понесли ощутимые потери, перестали принимать в плен группы солдат. В листовках, разбрасываемых над окопами советских солдат, они уже не призывали переходить группами (как агитировали ранее), а только поодиночке, и то не утром, а ночью. Данные операции имели и другой эффект. Как правило, они проводились в расположении тех воинских частей, где боевой дух солдат был недостаточно высок, имелись факты дезертирства, самострелов, переходов на сторону противника. Немцы, опасаясь провокаций, стали расстреливать всех при приближении к боевым порядкам. Это отрезвляло и останавливало тех военнослужащих, которые были по каким-либо причинам склонны к измене Родине.

В период наивысшего напряжения боев в целях предотвращения паники за войсковыми соединениями устанавливали группы заграждения и заслоны. Подобные жесткие действия, предусмотренные Приказом № 227, в целом себя оправдали. Вопреки распространённому мнению, заградотряды выполняли не только карательные, «расстрельные» функции. Например, из сообщения сотрудников СМЕРША Воронежского фронта о действиях подобных подразделений следовало, что за период с 5 по 10 июля 1943 г. было задержано 1870 человек. Но в процессе разбирательства было выявлено и арестовано: дезертиров - 6 человек, членовредителей - 19 человек, трусов и паникеров, бежавших с поля боя, - 49 человек. Остальные были вновь возвращены в боевые части. Приведённые цифры говорят о достаточно тщательном анализе причин ареста задержанных лиц. «Возвращенцы» даже получали награды в течение нескольких следующих дней боевых действий на передовой, так как многие из них всеми силами стремились оправдать полученный кредит доверия.

Наибольшую трудность представляло выявление шпионов и агентов. Здесь немецкая разведка не знала моральных границ, вплоть до использования подростков в возрасте от 14 до 16 лет, которые всегда вызывали гораздо меньше подозрений. Оккупация, голод, наглая, оболванивающая пропаганда, отсутствие отчего крова, а нередко любопытство и желание прикоснуться к неизведанному толкало несчастных детей в объятия «добрых дядей», которые не только давали вкусную еду, но обещали открыть весь мир, сулили роскошь, богатство и счастливую жизнь в освобожденной от большевиков Европе. Не исключалась возможность и онемечивания славянских детей как будущих солдат Третьего рейха. После небольшой подготовки и зомбирования их забрасывали в тыл Красной армии с целью подрыва поездов, железнодорожных путей, сбора информации о расположении воинских частей. Только случайный арест одного из таких подростков на территории Курской области позволил арестовать сотрудникам СМЕРШ около трех десятков малолетних диверсантов, причем более половины из них после первых же арестов сдались добровольно.

Одновременно с заброской в тыл врага собственной агентуры, органы «Смерша» создавали сеть агентов-осведомителей в советских воинских частях. Их «тихая» работа и сегодня скрыта «от глаз и пера» исследователей не только в связи с требованиями режима секретности, но и по этическим соображениям. В Красной Армии сотрудники СМЕРШ стали внедрять внутренних осведомителей. Ими становились медицинские работники, связисты, повара, парикмахеры, младший командный состав, словом, те, кто имел возможность для широкого и естественного общения с сослуживцами. Осведомительная сеть состояла из двух категорий:          информаторов и резидентов. Первых, как правило, представлял рядовой и сержантский состав. Получив ту или иную оперативную информацию, резиденты передавали их «особистам», а позже - «смершевцам».

Заметим, что применение внутренней агентуры не было изобретением советских органов безопасности. Как свидетельствуют многочисленные исторические источники, к современникам подобное средство пришло из древних времён. Более того, данный исторический опыт использовали все армии воюющих сторон, в том числе и армии союзников по антигитлеровской коалиции, а главное - в значительно больших размерах. Другой вопрос, каковы в том или ином случае были побудительные мотивы сотрудничества каждой из сторон. Несомненно, что они могли быть разными - от патриотических побуждений до меркантильных интересов.

Тем не менее, неоспоримым является тот факт, что осведомители находились на передовых рубежах военных действий непосредственно в рядовой солдатской массе. В докладе УКР СМЕРШ Центрального фронта за июль - август 1943 г. сообщалось: «Осведомитель «Токарев», красноармеец истребительного дивизиона, подбил самоходную пушку «Фердинанд», когда приблизилась вторая, у «Токарева» вышло из строя противотанковое ружье. Схватив противотанковые гранаты, он бросился под гусеницы «Фердинанда». Взорвав её, погиб смертью храбрых». Архивные документы содержат десятки примеров, когда подобные «осведомители» заменяли собой убитых командиров взводов и рот, содействовали прекращению панических действий, увлекая за собой в атаку дезорганизованных и отступающих бойцов. Поэтому утвердившийся негативный стереотип о подобных лицах, только как о «подлых доносчиках и стукачах», не вполне объективен. Они своевременно выявляли и пресекали паникерские настроения и действия, проявляя при этом бдительность, решительность и смелость.

Другим важным направлением работы подобной агентуры являлась проверка лиц, которые теряли доверие вышестоящего руководства. Важное внимание уделялось выявлению и анализу морально-психологического состояния военнослужащих как в период подготовки и проведения Курской битвы, так и после её завершения. С этой целью использовалась перлюстрация писем, отправленных с фронта к родным в тыл, и специальные сообщения внедренных агентов. Подобная информация нередко служила основанием для пересмотра и отмены дел в отношении необоснованно обвинённых красноармейцев. Представление о том, что человек, однажды попавший в поле зрения секретных спецслужб, обязательно оказывался в лагерях, или подвергался иному наказанию - не совсем соответствует действительности.

Встречались среди контрразведчиков элементарные карьеристы, были и такие, кто не имел элементарных познаний в агентурно-оперативной работе и творил по наитию. Так, в августе 1943 г. сержанта одного из соединений 56-й армии Бабчука, добровольно поменявшего должность тылового повара на место в экипаже Т-34, по доносу обвинили в «намерении перейти на сторону врага». Слухи, а порой приукрашенные рассказы «очевидцев» о явных и надуманных промахах и преступлениях СМЕРШ быстро распространялись в солдатской среде. Во многом они и были чуть ли не главной причиной того, что «особистов», а затем и «смершевцев», невзирая на их нужную, трудную, а нередко опасную работу, многие недолюбливали, побаивались и опасались. А некоторые, пытаясь скрыть собственные неблаговидные дела, ненавидели, боясь, что рано или поздно их деяния выйдут наружу и будут оценены по законам военного времени.

С первых же дней войны важнейшей задачей являлась организация борьбы в тылу врага. Свою лепту в дезорганизацию тыла противника внесли секретные органы. Именно накануне Курской битвы развернулась настоящая рельсовая война на оккупированной фашистами территории. Только в период с 9 апреля по 20 мая 1943 г. спецгруппы НКГБ пустили под откос 20 военных эшелонов с техникой и живой силой. Это направление борьбы с захватчиками получило еще больший размах после победы в Курской битве, когда боевые действия приблизились к территории Белоруссии. Партизанские отряды, руководимые из единого центра, с участием подготовленных подрывников из НГКБ фактически парализовали систематическое железнодорожное сообщение. Осенью 1943 г. в сутки могло устраиваться до 50 крушений поездов, подрывов железнодорожных путей и мостов.

По мере приближения победы в Курской битве и освобождения советской территории все большее внимание сотрудники «Смерша» уделяли поискам военных преступников и предателей. Только за 2 месяца (с 1 июля по 31 августа) в полосе Брянского фронта было выявлено 298 «активных пособников оккупантов», из общего числа привлеченных к уголовной ответственности - 1 287 человек. Из них к категории шпионов относились 85 человек, изменников Родины - 581 человек, дезертиров - 257 человек, членовредителей - 175 человек. К сожалению, встречались в этом списке и лица, отнесенные к категории «антисоветских элементов» - 85 человек. Чаще всего их «антисоветизм» выражался в неосторожных высказываниях о несогласии с некоторыми действиями руководства, в недовольстве социальной политикой, сводившейся к непропорциональному распределению продовольствия и промышленных товаров между рядовым населением и руководящим составом, членами их семей и родственниками.

Калининский фронт оказался в некотором удалении от основных событий, которые разворачивались на Орловско-Курском выступе летом 1943 г. Тем не менее, калининские чекисты по мере своих возможностей оказывали содействие органам СМЕРШ соседних Западного и Брянского фронтов. В мае 1943 г. были организованы Управление контрразведки СМЕРШ Калининского фронта (начальник, генерал-майор Н.Г. Ханников) и отделение СМЕРШ УНКВД по Калининской области во главе с лейтенантом госбезопасности М.В. Николаевым. Были разработаны планы по организации разведывательной работы для выявления замыслов противника. С этой целью в Смоленскую разведывательную школу были внедрены агенты Михайлов и Борисов. Они сорвали несколько диверсионно-разведывательных мероприятий противника, перевербовали 12 обучавшихся в разведшколе курсантов. После этого Михайлов благополучно возвратился из вражеского тыла, а Борисов продолжал выполнять ответственные задания. Ему удалось предупредить командование советских войск о готовящихся на Орловском направлении разведывательно-диверсионных операциях противника. Впоследствии оба были награждены орденами Красного Знамени.

Таким образом, органы СМЕРШ в ожесточенные дни Курской битвы внесли существенный вклад в борьбу с разведывательными органами фашистской Германии, активно выявляли агентов и сотрудников немецких спецслужб, пресекали случаи предательства, дезертирства, паникерства среди советских военнослужащих, вели диверсионную работу по дезорганизации тыла противника.

В армии и обществе к СМЕРШ относились несколько иначе, чем к довоенным «энкавэдэшникам» или послевоенным «гэбэшникам». Во время Великой Отечественной войны военные контрразведчики отлавливали агентов иностранных спецслужб, а не искали тех, кто критиковал существующий строй. Они из сотрудников политической полиции превратились в охотников за шпионами.

Многие сложившиеся в современной публицистической литературе стереотипы о сотрудниках «Смерша» как о бесчестных карьеристах, кровожадных садистах и малодушных трусах, бросавших достойных людей в застенки НКВД и бараки ГУЛАГа, требуют существенной корректировки. Против этого восстаёт вся та кропотливая, повседневная, неординарная и крайне опасная работа, которую чекисты вели в самые напряжённые годы войны.

_____________________________________

[1] При подготовке статьи использованы следующие материалы:

  1. Пашин В.П. Органы контрразведки «Смерш» в Курской битве // Научные ведомости. Серия История. Политология. 2016. № 1 (222). — С. 134- 136.
  2.  Север А. «Смерть шпионам!». Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны. - М., Эксмо. - 2009.
  3.  Суворов В.П., Суворов М.В. Контрразведывательная деятельность калининских чекистов в годы Великой Отечественной войны // «Вопросы региональной экономики и образования в годы Великой Отечественной войны»: Сборник материалов II межрегиональной научно-практической конференции. Тверь: Тверской филиал ГОУ ВПО «Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ)», 2010. - С. 192-208.
  4.  Чайковский А. НКВД и СМЕРШ против Абвера и РСХА. - М., Алгоритм, 2016.
Просмотров: 54 | Добавил: admkluchi | Рейтинг: 0.0/0

Случайное фото

Ссылки







Administration of Kluchi© 2017 |